Достаточно ли электронного документа для начала предпринимательской деятельности?

Сергей Бушмелев

В канун Нового Года, когда католическое и протестантское население земного шара, отметив Christmas и пережив Boxing  Day, уже с головой окунулось в пучину пост-рождественских распродаж, а их православные братья и сёстры еще только готовились к многодневному и многоночному марафону «Новый Год – Рождество – Старый Новый Год», российское ИТ-сообщество напоминало потревоженный медведем улей. На блогоплощадке Habrahabr.RU полным ходом шло обсуждение подписанного днём ранее президентом Медведевым закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (ссылка на файл в формате RTF (300 кБ)). Дискуссия началась с обсуждения двух положений:

1. С 2011 года предприниматели вправе направлять уведомление о начале предпринимательской деятельности в уполномоченный орган в электронном виде.

2. «Деятельность, связанная с использованием вычислительной техники и информационных технологий» из разрешительной стала уведомительной.

Коллеги на habrahabr сразу поняли, что явилось волшебным пенделем катализатором появления такого закона – просьба «перестать кошмарить бизнес», высказанная Д.А.Медведевым на совещании, посвящённом вопросам развития малого и среднего бизнеса. Депутаты подсуетились не могли не откликнуться на просьбу президента и к зиме подготовили целый закон. Сейчас, когда предновогодние, новогодние и даже постновогодние страсти улеглись и появились первые комментарии, мы можем спокойно и подробно обсудить сей результат законотворческой деятельности.

Начать, думаю, следует с определения общественных отношений, которые регулирует новоиспеченный закон. Статья 1 закона гласит, что «настоящий  Федеральный закон регулирует отношения в области организации и осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля и защиты прав юридических лиц, индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля». Иными словами, закон призван упорядочить многочисленные проверки, от которых страдают предприниматели, ограничить произвол контролирующих органов и чётко обозначить права и обязанности сторон. При этом закон деликатно старается не касаться уже урегулированных отношений бизнеса и государства. Так, положения данного закона не распространяются на оперативно-разыскные мероприятия, проведение дознания и следствия, осуществлении прокурорского надзора и правосудия, проведении административного расследования, финансового контроля и финансово-бюджетного надзора, налогового контроля, валютного контроля, контроля на   финансовых рынках, банковского надзора, расследовании причин возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного  характера, инфекционных и   массовых неинфекционных заболеваний или отравлений, несчастных случаев на     производстве, осуществлении государственного контроля в пунктах пропуска  через Государственную границу Российской Федерации. То есть налоговые проверки и впредь будут регулироваться исключительно налоговым кодексом (и соответствующими подзаконными актами), и новые правила на них не распространяются. Получается, что действия закона распространяется на проверки, проводимые, скажем, пожарными, санэпидемстанцией, милицией. Видимо, они-то в первую очередь и досаждают предпринимателям.

Далее, закон подразделяет все проверки на плановые и внеплановые. Плановые проверки проводятся не чаще одного раза в три года. Исключения составляют организации, осуществляющие виды деятельности в сфере здравоохранения, сфере образования, в социальной сфере, для которых Правительством РФ будет установлена своя периодичность проверок. Ежегодный сводный план проверок составляется Генеральной прокуратурой и размещается на официальном сайте Генеральной прокуратуры.

Основанием для внеплановой проверки является истечение срока исполнения организацией или индивидуальным предпринимателем предписаний контролирующего органа для устранения выявленных нарушений, появления информации о фактах или возникновении угрозы причинения вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям, окружающей среде, безопасности государства, а также угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. При этом анонимные заявления не могут быть (!) основанием для проверки.

Самой большой новеллой, на мой взгляд, является уведомительный порядок начала осуществления определенных видов деятельности, когда зарегистрированные в установленном законом порядке и поставленные на налоговый учет организации и индивидуальные предприниматели перед фактическим началом деятельности уведомляют контролирующий орган о своём соответствии установленным требованиям и начале оказания услуг. Такой порядок призван заменить разрешительный порядок, по общему мнению, менее «демократичный». Хотелось бы добавить «ранее существовавший порядок», но есть несколько «но». В списке видов деятельности, для которых вводиться уведомительный порядок, под номером 13 (это что, скрытый намёк?) значится «деятельность, связанная с использованием вычислительной техники и информационных технологий (за исключением указанной деятельности, осуществляемой в целях защиты государственной тайны)». Что-то пока я не смог припомнить виды деятельности, связанные с ВТ и ИТ, для осуществления которых требуется разрешение (не путать с лицензией). При этом в переходных положениях, в списке вносимых изменений в действующие нормативно-правовые акты, есть только одна ссылка на закон о лицензировании, причём эта норма лишь убирает возникающее в связи с принятым законом противоречие – сам список лицензируемых видов деятельности не претерпел изменений. Получается, что под уведомительный порядок попадут виды деятельности, для которых раньше не существовал разрешительный порядок, то есть вообще можно было осуществлять эти виды деятельности без всякого на то предварительного уведомления и разрешения? Во всяком случае, пока не появился соответствующий подзаконный акт (а он обязан появиться в ближайшее время, ибо статья 8 закона, регламентирующая порядок уведомления, начинает действовать с 1 июля 2009 года), остается только гадать, о чём думали наши законодатели, готовя настоящий закон. Во всяком случае, вопросов пока много: конкретное перечисление видов деятельности, требования, которым необходимо соответствовать, что делать существующим организациям и т.п.

Еще одна новелла: «с 1 января 2011 года юридические лица, индивидуальные предприниматели вправе направлять в уполномоченный Правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти в соответствующей сфере уведомления о начале осуществления предпринимательской деятельности в форме электронного документа, подписанного электронной цифровой подписью, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации». Можно высказать робкое предположение, что сей электронный документооборот будет осуществляться в том же режиме, что и действующая сдача отчетности (в налоговую, пенсионный фонд, медстрах) в электронном виде. Возможно, будут привлечены те же операторы, что и сейчас предоставляют возможность отправить налоговую или таможенную декларацию не с бухгалтером на машине, а по проводам, в виде единичек и ноликов. В общем, поживём-увидим, будем ждать постановления Правительства РФ.

Еще одна мысль, скорее, даже опасение, которую (которое) хотелось высказать: не скажется ли негативно введение нового порядка на потребителях? Если раньше надо было сначала пройти проверку, доказать, что ты соответствуешь всем установленным требованиям, а потом уже осуществлять деятельность, а теперь достаточно только продекларировать, причём проверяющие к тебе сунутся не ранее, чем указано в законе… Будем надеяться, что здоровая конкуренция и доверие покупателя останутся самым главным «контролирующим органом».

Как обычно мы видим, вопросов много, и до появления соответствующих подзаконных актов вряд ли можно будет найти на них ответ.